Острые выступы бывают и на самых знакомых переходах

Три дня с iPhone X: что НЕ НРАВИТСЯ (или нравится?)

Стеклянные панели переходов потемнели поляризованные сменившимся . Вернувшись по уже знакомым переходам обратно, Кенокет все же .. Словно паук Кенокет вцепился в первый попавшийся выступ и полез наверх, хотел раньше времени маячить в месте сборища своих самых злейших врагов. Замок был уже совсем рядом, и вид знакомых стен должен был бы подействовать на нее Они миновали острый выступ стены. С самых первых минут знакомства городок настолько располагает к . Вдоль коралловой стены, вдоль причудливых форм выступов и и знакомые мне коралловые рыбки самых причудливых форм и . "Лучше не бывает. . течение сносит прямо на острые гребни и плюмажи кораллов.

Первый удар их верная "галоша" получила с левого борта. Затем косой вал, как всегда неожиданно, накренил её, и поставил боком, почти в критическое положение. Ребята дружными усилиями все-таки выпрямили лодку. Олегу и Игорю, стоявшим совсем рядом на берегу, было хорошо видно, как резко наклонился нос лодки, и она резво кинулась в слив. Через какую-то долю секунды вся лодка уже разместилась в после сливной яме-провале.

Поток навалился сзади, придавил, а затем и затопил судёнышко до самых его бортов. Ребята пытались сдвинуть лодку с места. Руки сводило от напряжения, но она не продвигалась вперёд ни на сантиметр.

Вес лодки вместе с набранной водой сейчас был не менее тонны. Двух хилых человеческих силёнок явно не хватало для преодоления силы потока, который стремился окончательно затопить и перевернуть лодку. Казалось ещё совсем немного и он добьётся своей цели, тогда ребятам будет совсем плохо - придётся добираться до берега уже вплавь, а нам каким-то образом вылавливать их "кастрюлю".

К счастью, всё завершилось благополучно - лодка незаметно для глаз сдвинулась с места, и под действием мощных вёсельных гребков медленно направилась к берегу, пересекая бешено несущийся поток не в меру расходившегося Серлиг-Хема. На преодоление каких-то двух метров струи ребятам потребовалось не менее минуты. Наконец Игорь сумел схватить рукой носовой фал лодки, и стал вытаскивать неподъёмную наполненную до краёв посудину на камни берега. Позднее Федя делился с нами своими впечатлениями от этого происшествия.

Однако после того как лодку резко отбросило назад встречным потоком, и стало заливать водой мне стало не по. Пробую упереться ногами в дно, чтобы гребок был мощнее, но никак не могу его достать. Под ногами одна булькающая водяная пустота.

Вижу, как Вартаныч тоже без всякого результата "рубит" веслом воду. Пожалуй, немного поменьше везения, и нам пришлось бы вволю хлебнуть холодной водички уже за бортом. Только сильнейшее подводное течение смогло сдвинуть с места затонувшую под нами лодку. После этого эпизода весь коллектив притих, и стал значительно задумчивее, а Олег совершенно потускнел.

Он уже не надоедал Игорю своими жалобами, о том, что промок и замёрз, что ему неудобно сидеть, когда под ним в лодке вода и так далее. Картинка реальной жизни, увиденная своими глазами, ярко осветила все возможные последствия неудачных маневров. За весь сегодняшний день мы прошли всего каких-то полтора километра, но зато, как убеждал нас знаток Серлиг-Хема Ляпунов, самые - самые Он постоянно доказывает нам, что дальше всё будет намного проще и спокойнее. По-моему говорит он это больше не для нас, а для самого себя, пытаясь таким способом приглушить тревогу за судьбу своего экипажа в лице притихшего и ставшего ещё меньше ростом и, даже как-то, тоньше Олега.

Сегодняшняя встряска с обильным поливанием ледяной водой погрузила его в какое-то не то полусонное, не то полу шоковое состояние. Сегодня он с Игорем дежурные, но выполнять немудрёные обязанности последних может только Ляпунов. Сам Олег лишь вяло перемещается по камням, и почти не реагирует на наши слова и вопросы.

Ночёвка нам сегодня предстоит весьма специфическая. Берег, на котором мы находимся, круто уходит вверх, и весь зарос густым буреломным лесом. Около воды располагается лишь узенькая полоска, состоящая из камней самых различных форм и размеров, громоздящихся друг на друге.

С большим трудом находим две небольшие, наклонные площадки, также состоящие из камней, позволяющие кое-как разместить на них наши палатки. Однако перед тем как заняться их установкой, нам приходится провести целый ряд архитектурно-планировочных работ. Ходим по всему берегу, отыскивая в быстро опускающихся на тайгу и реку сумерках, подходящие плоские каменные плитки, и выкладываем ими все неровности площадок. Работа не из приятных, и движется не очень споро. В это время Ляпунов пытается в одиночку приготовить для уставшего коллектива ужин, так как Олег всё ещё находится во власти полу летаргического сна.

Обмениваемся по этому доводу мнениями, и решаем, что в сложившейся ситуации ничего другого не остается, как положиться на волю судьбы. Ляпунову и сейчас не до этих мелочей: Олег вот уже двадцать минут безуспешно пытается отыскать затерявшиеся в груде беспорядочно раскиданных шмоток принадлежности для принятия пищи, при этом он ежеминутно взывает к Ляпунову. А кружки тоже куда-то пропали!

Ляпунов постепенно начинает звереть, и в ярких отблесках пламени костра его глаза начинают таинственно и зловеще светиться.

Только горячий ужин и крепкий дымящийся чай постепенно утихомирили не в меру разбушевавшегося дежурного. Сразу же после ужина отправляемся спать. День завтра предстоит не из лёгких. Ночь была тёплая, и даже Женя, обычно мёрзнущий сильнее, чем остальные ребята, заявил утром, что спал хорошо. Когда мы вылезли из палатки, то выяснилось, что под ней протекает небольшой ручеёк, которого ещё вчера не.

Ночью где-то шёл дождь, и со склонов стекают выпавшие на землю осадки. Пока дежурные готовят завтрак, Крылов незаметно исчезает из нашего нескладного лагеря. Утром попытался забраться до верху. Лез в гору минут пятнадцать-двадцать. Всё искал кедровые шишки, но их очень мало. Действительно, не везёт нам на Серлиг-Хеме на кедровые шишки. Вот уже третий раз мы встречаемся с ним, а урожая шишек, так и не видели.

Тогда с одного кедра можно было получить до пятидесяти спелых и крупных шишек. Ставили мы на костёр ведро, укладывали на его днище голыши-камни, заливали немного воды, а сверху насыпали шишки. Испарялась вода, и вместе с нею улетучивалась липкая, пахучая кедровая смола. Минут через двадцать можно было наслаждаться молочной спелости орешками, которые сами выпадали на ладонь из раскрывшихся чешуек. За один вечер, сидя у уютного костра, каждый из нас съедал по пол сотне таких ореховых копилок.

Не велика была речка Джугояка, но порадовала она нас всеми прелестями Саянской тайги: И рыбы было там полным-полно, и кедра, и голубики с черникой, и всевозможной лесной дичи.

Брал тогда в руки своё одноствольное ружьё Вартанов, и исчезал в тайге со словами. А минут через десять гремел выстрел, и на берегу появлялся Володя с добытой птицей. Были на Джугояке места, когда тихие плёса-ванночки, длиной в какой-нибудь десяток метров, буквально вскипали от разыгравшегося хариуса. Всё это давало нам возможность устраивать тихими вечерами буйные пиршества, состоящие из самых различных блюд: Готовили мы там и блины.

На десерт неизменно подавались кедровые орешки. На Серлиг-Хеме всё было строже и буднишнее. Здесь для того, чтобы сытно поесть, нужно было работать в поте лица - искать дичь и без устали ловить рыбу.

Выглядел он довольным и сытым, но от еды не отказывался. Денёк сегодня, по всей видимости, предстоит не лёгкий. Лежащий впереди очередной участок сплава достаточно длинен и сложен. Множество подводных и надводных камней. От этого вся поверхность реки покрыта белой бахромой пены и спиралями водоворотов. Течение меняет своё направление через каждые несколько метров. Проходы между камнями узкие и расположены в самых неожиданных местах русла, так что заход в любой из них требует сложного маневра.

Ямы-воронки, завершающие крутые сливы, кипят перенасыщенной кислородом водяной пылью. Запомнить все детали маршрута на этом участке практически невозможно, однако Игорь вот уже полчаса перемещается по берегу туда и обратно, и сосредоточенно о чём-то мыслит. Понимаем всю сложность его состояния, и стараемся не мешать.

Олег безучастно сидит на носу лодки, и терпеливо ожидает конца этого творческого процесса мышления происходящего у рулевого его судна. Наконец, Ляпунов завершает свой "процесс" и гонит "живой груз - балласт" на место. В это время начинают сплав Володя с Федей.

Они на редкость лихо и красиво проходят весь участок, набрав в лодку минимум - миниморум воды. Фиксируем их мастерские маневры на плёнку. Высокие и рваные волны иногда полностью скрывают от нас их лодку, и тогда кажется, что ребята сплавляются не на своей жиденькой "резинке", а прямо так, сидя верхом на струе. Смотрим, как он мощными и чёткими ударами вёсел пытается выдержать лодку носом к волне, а так же вовремя вписаться в очередной поворот.

Это удается ему не всегда, и тогда лодка начинает выписывать между камнями замысловатейшие зигзаги, то, взлетая вверх, то, резво кидаясь вниз в очередной слив. В такие моменты хорошо видно, как Олег молитвенно вскидывает вверх руки с веслом, и замирает как будто в божественном экстазе. Продолжаем лихорадочно снимать с различных точек всю эту карусель движения, брызг и пены, успевая сделать всего по два-три кадра из-за кратковременности сплава. Очень жаль, что у нас нет с собой аппаратуры, способной записать всю красоту звукового сопровождения таких моментов.

Не проходит и минуты, как лодка Игоря уже, утыкается своим вздёрнутым оранжевым носом в маленькую бухточку за одним из громадных береговых валунов, а он сам облегчённо переводит дыхание, и затем с помощью экзотических выражений гонит на берег Олега, который неподвижно застыл, словно индийский божок, и не подаёт никаких признаков жизни.

После очередной многоярусной тирады своего грозного капитана он, наконец, приходит в себя от охватившего организм водяного шока и, перевалившись через борт лодки, выпадает на берег в осадок. Бедняге так и не пошли в прок многочисленные уроки Ляпунова, о том, как покидать лодку.

Предсказания Игоря, что всё самое сложное позади не оправдались. Воды много, и каньон не узнать. Идём с осмотрами через каждые пятьдесят-восемдесят метров, останавливаемся, отчерпываем по литров воды, отжимаем одежду, снова одеваемся, и снова нас заливает. Олег сказал, что 22 августа года самый чёрный день в его жизни Усаживаемся в подрагивающую на волнах "кастрюльку", ещё раз сверяемся друг с другом о готовности, и отваливаем.

Сразу же начинается настоящая свистопляска. В лицо летят мощные фонтаны брызг и пены. Для меня это фонтанирование усиливается ещё и тем, что бешеные гребки Крылова обёртываются дополнительными потоками воды, льющимися мне прямо в лицо.

Покрепче закрепляюсь носками сапог под упруго стонущие от напора струи борта и, как оказывается, вовремя. Защёлка выскочила из своего паза.

Я сам с огромным трудом удерживаюсь в лодке. Всё моё тело находится за бортом, около лица стремительно проносятся косматые клочья разорванной струи, левая нога нелепо вскинута высоко в воздух. Это событие заняло всего какую-то секунду-две, а мне показалось, что прошла целая вечность. Стараясь перекрыть рёв реки, кричу. У меня вырвало весло! Наконец, он оборачивается и осознает суть произошедшего.

Река ревёт, и пытается развернуть лодку на свой манер. Однако после двух неудачных попыток мне всё-таки удаётся ухватить, то всплывающее на поверхность, то вновь скрывающееся в волнах, весло. На душе становится спокойнее. Дружными усилиями подгребаем к берегу. В лодке воды набралось уже по самые сорта.

Для него это уже второй наглядный пример критической ситуации. Он всё спрашивает и спрашивает, обращаясь поочерёдно то ко мне, то к Жене. Как ты смог удержаться? А если бы выпал, что тогда?

Дайвинг на острове Косумель

А я, по правде говоря, и сам не знаю, что тогда Однако стараюсь его успокоить, так как впереди не менее сложные участки реки, а в таком состоянии и настроении, как сейчас, Олег становится ещё более опасен не только для Игоря, но и для всех. Да, Серлиг-Хем и, в особенности, его каньон просто неузнаваемы. Не могу даже приблизительно предсказать того, что ждёт нас за очередным изгибом реки. Ляпунов, правда, всё ещё продолжает храбриться, и утверждать, что он всё помнит, и самое сложное уже кончилось или вот-вот кончится.

Ну а вообще если вы любите острые ощущения, то носите свой iPhone X без чехла, пусть натуральным образом получает следы использования. Но если вам хочется оставить телефон более-менее в первозданном виде — носите в чехле. Я себе фирменный красный из силикона приобрел — он фантастически удобен и красив. Но стоит поворчать на размеры.

Однако давайте посмотрим на соотношение сторон. У прежних айфонов оно То есть дисплей новинки гораздо уже, чем у плюсовых айфонов. Но это еще не. Давайте посмотрим на площадь панели. Если принять бороду, скругления за полезную часть дисплея, то диагональ 5,8" с соотношением 19,5: Можно было бы поставить знак равенства, но мы ведь приняли монобровь, ушки и скругления за сплошную часть экрана, так что в любом случае площадь плюсовых айфонов больше, чем у iPhone X.

Если интересно, площадь 5,8" с 19,5: Если вы запутались в цифрах, то давайте упрощу. Панель iPhone 8 Plus с меньшей диагональю и меньшей высотой получается больше по площади, чем дисплей iPhone X. Ну а у простых шестерок, семерок, восьмерок экран меньше, чем у десятки. Узкий смартфон удобно держать, с ним удобно работать одной рукой, а с жестами Apple вынесла уровень эргономики и продуманности на какой-то невообразимый уровень.

Но, увы, экран некоторым людям может показаться недостаточно крупным. Тем не менее, с точки зрения удобства использования iPhone X впереди планеты всей, с чем трудно спорить. Софт На настоящий момент совсем немного приложений оптимизировано под новую модель.

Открывая старые программы ваш iPhone X с дисплеем от края до края превращается в тыкву — в обычный iPhone 8, 7, или 6.

Сверху и снизу возникают огромные черные полосы и они выглядят как физические отступы благо тут шикарный OLED, иначе совсем печально было. Закрыть полоску снизу и возникнет вопрос — безрамочность? Это же старый айфон! С горизонтально-ориентированным софтом все еще печальнее. Мало того, что справа и слева черные полосы, так еще внизу место съедается полоской для свайпов.

Оптимизация программ крайне необходима. И я боюсь, что далеко не все разработчики этим оперативно займутся, а кое-кто откровенно забьет. А еще в статус-баре не показывается остаточный заряд батареи в процентах. Конечно, процент можно узнать в центре управления, но разве места в ушках мало под графику?

Face ID Подозреваю, вы хотели бы, чтобы я сканер определения лица поругал и посетовал на отсутствие привычного дактилоскопа. Но на самом деле Face ID — это очень крутая технология.

Встречи с Серлиг-Хемом. Часть 2. Каньон Серлиг-Хема

Работает быстро и крайне редко ошибается. Вы просто берете телефон в руку или держа в руке поворачиваете к себе, экран автоматически загорается, далее проводите пальцем по экрану и. Не надо ждать, пока замочек откроется, не надо даже тапать на стекло, чтобы активировать экран. Все происходит крайне интуитивно и естественно в одно действие. Со временем вообще забываешь, что тут есть какой-то модный датчик — свайпаешь из нижней части по стеклу из любой позы, с любого ракурса, как вам удобно, и.

Технология работает сама по себе и не досаждает вам ошибками, необходимостью лишних действий. Это та самая магия Apple, по которой многие уже успели соскучиться. Чтобы понять, надо просто попробовать. На словах объяснить всю естественность и легкость процесса сложновато, однако даже короткое живое демо вас наверняка впечатлит.

Впрочем, Face ID можно было бы сделать еще лучше, если бы в настройках позволили выставить анлок девайса без необходимости проведения пальцем по дисплею. Чтобы вообще трогать экран не надо. Впрочем, я понимаю, что свайп необходим во избежание случайных включений, когда ваше лицо находится в области датчика. Но возможность выбора не была бы лишней. Клавиатура К клавиатуре претензий у меня ровно три.

Что-то быстро воздух расходуется. Хотя это первое погружение и, наверное, я нерационально дышу. И конечностями нужно поменьше дрыгать. А руки вообще можно сложить на животе, как путные люди делают. Заодно будут прижаты шланги консоли приборов и запасного регулятора, а то желтый шланг у тебя из петли выскочил а ведь перед погружением давал себе наказ проверить. И забыл, старый ты конь хренов.

Вокруг нас суетливо снуют небольшие барракуды. Чино опять показывает рукой под навес кораллового уступа. Нажимаю кнопку висящего на запястье фонарика.

Луче света выхватывает из темноты лежащую на песке акулу-няньку. Течение ощутимо сносит в сторону, и, рассматривая акулу, приходится ухватиться левой рукой за какую-то коралловую поросль. Это дорого мне потом обошлось. Через пару дней на ладони и между пальцами - там, где я схватился рукой за коралл, возникло сильное раздражение с зудом. Проходит оно только сейчас, спустя три недели.

И ноге левой тоже досталось. Уберечься от соприкосновения с морской флорой тем более трудно, что мне нравится парить над самым дном. Стараюсь держаться ближе к Чино, которого легко опознать под водой по ластам разного цвета. Вслед за ним проскальзываю в лабиринт кораллов.

Медленно плыву между гротескными структурами настолько причудливых очертаний, будто их взяли с картин Сальвадора Дали. На коралловом склоне здоровенная светлая черепаха.

Преодолевая течение, к ней приближается Чино, усиленно работая разноцветными ластами. Уже протягивает руки, чтобы оседлать Нет, не получится; заметив угрозу, черепаха отрывается от коралла и с удивительной скоростью уплывает, взмахивая растопыренными лапами.

День третий Уговорил Свету сходить с нами в море на катере. Ну что ей полдня делать? Не по магазинам же шататься? Хотя для женщины провести полдня в магазинах - это пара пустяков. Это меня после такого испытания потом пришлось бы сутки валерьянкой отпаивать и держать в смирительной рубашке в полутемном помещении под убаюкивающую музыку.

Путь к месту погружения долгий, поэтому залезаем наверх, и устраиваемся загорать на теплом металлическом навесе за рулевым. Катер проходит рядом с лайнером. Задрав головы, рассматриваем его уходящие ввысь этажи надстройки. По-моему, получается что-то около шести этажей. На самом верху сплошной блеск стекол - вроде теплицы. Я думаю, это прогулочная палуба. Господи, какая же это, наверное, тоска зеленая - плыть из пункта А в пункт Б на этом плавучем развлекательном комплексе, глядя на океан из-за стекла с высоты многоэтажного дома!

И тут же ловлю себя на мысли, что кто-то может думать тоже самое, рассматривая с прогулочной палубы элегантного лайнера нас на прыгающем в волнах катерке. Все с полотенцами через руку, будто их в общественную баню на помыв привезли" - "Отдыхают люди, веселятся до упаду" - На корме лайнера читаю порт приписки "Нассау, Багамы".

И флаг на нем багамский. Думаю, всего годового бюджета гордой Багамской республики не хватит на содержание одного такого лайнера. У стоящего рядом второго гиганта тоже порт приписки в одной из крохотных республик Карибского моря. Сзади тихо подходит Яшка и пристраивается на соседний камень. Сидим, слушаем шум моря. Что-то у них разладилось. Яшка уж весь извелся. С нашими мобильниками здесь связь ненадежная. Друг другу можем звонить, а на другие номера, как Бог на душу положит - то есть связь, то.

Мы нашли в городе маленькое интернет-кафе, где есть кабинки международной телефонной связи.

Яшка уже два раза сегодня бегал туда звонить. А теперь она занята, подарки пакует" - - "Понятно". Ну да, сегодня у бабушки, вчера плохо себя чувствовала. Ведь она из-за меня из другой школы в нашу перевелась! Не понять их нам, сколько не пытайся. Теперь эту великую загадку сыну предстоит разгадывать долгие годы. Никак не могу прикурить сигарету. Щелкаю, щелкаю, и все без толку. Похоже, хана моей зажигалке. Теперь еще сигареты у сына осталось стрелять.

Правда, ему через три месяца семнадцать, и я в этот возрасте тоже уже курил. Но, все равно, не нравится мне. Но и мораль читать не хочется. Уже почти взрослый он, мой сын. Крепкий, складный такой парнишка. А на лице гримаса горькой обиды. Не звони и не надоедай. У тебя еще этих Киней будет - мешками". А остальное время прямо здесь с трубками нырять будем", - усмехаюсь. Наверное, сын очень удивился бы, услышь он, что я решаю почти такую же задачку. После прилета в Косумель между мной и Светой возникла какая-то стена.

Внешне все нормально, все в порядке. Но незримую стену отчужденности я ощущаю. Мы улыбаемся друг другу, шутим, и все нормально, но Слишком долго мы вместе живем, чтобы я ее не чувствовал. И не могу понять причины.

И бесполезно начинать разговор. Но лучше сыну не знать, чем у ветхого седовласого отца голова занята. Мне его просто жалко, своего плечистого детеныша. Особенно жалко от того, что помочь ничем не могу. Вот и сидим мы, два мужика.

Сидим на теплых камнях на берегу Карибского моря, того самого, где "в флибустьерском дальнем синем море бригантина подымает паруса". Смотрим на огни лайнера, медленно уходящего вдаль. Я уже давно за ним наблюдаю. Вначале думал, это самолет на посадку идет. Но он не приближается. А для звезды слишком яркий". Смотрим, смотрим, и никак не можем решить, что же это.

Совсем близко от берега на большой скорости с рокотом проходит катер. Темный силуэт в белой пене. По-моему, это катер мексиканской береговой охраны. Он днем несколько раз подходил к берегу справа от. А они и правда перемигиваются. По-моему, что-то я читал по этому поводу, но не помню. Знаю, что мигают они всегда, а вот почему, не помню.

Интересно, почему Яшка уже два раза мурен здесь видел, а я ни одной? День четвертый Похоже, таксисты Косумеля уже празднуют Рождество. Вот уже десять минут мы голосуем, и ни одного такси. А время поджимает, катер нас ждать не. Я знаю, что через несколько минут должен выйти владелец гостиницы и дайвинг-центра, Билл.

И нетрудно угадать, которая из двух стоящих на обочине машин. Конечно, я могу попросить Билла подбросить нас, но, боюсь, из этого ничего не получится. И не потому, что Билл очень уж важный и не снисходит до таких фигур, как его постояльцы и клиенты. Беда в том, что эта крутая красная машина - двухместная, то есть, при всем желании для обоих места не найдется. А вот и Билл выходит. Не успеваем мы в дайвинг-центр, и ни одного такси на горизонте. Ну а мы с Биллом садимся, как положено.

ГЛАВА Скалолаз. «Будущие миры. Академия "Космос"» | Обабков Евгений

Неужели в Мексике настолько простые нравы, что он нас так и промчит мимо полицейских на бульваре - с восседающим сверху Яшкой? Вот, за аэропортом сворачивает влево. И покатили мы боковыми улочками. А вот и мой первый дайвинг-центр", - показывает на дверь маленького магазинчика на узкой боковой улочке. Тогда дайвинг в Косумеле только начинался, да и туристов почти не было". С шиком подкатываем к "Аква сафари".

А то понравится, так и будешь на машинах верхом ездить. Поглядываю на небо - что-то туч опять с утра многовато. Интернет в гостинице барахлит, и я вчера не посмотрел прогноз. Надеюсь, дождем нас сегодня не одарит. Лучше всего, если ко времени первого погружения тучи разойдутся. С причала протягиваю сумку, пояс с грузами и компенсационный жилет мексиканцу на борту катера. Снимая жилет с плечиков в "Аква сафари", я не пленился посмотреть на нанесенный масляной краской номер - "М 3".

А то вчера я только на катере сообразил, что принесенный жилет совсем маленький - схватил его машинально, не посмотрев на номер и на размер. Пришлось бежать с ним обратно У соседнего пирса вижу военный корабль. Вчера его там не.

Небольшой такой, компактный, но с вертолетной площадкой на корме. Две трубы по бокам палубы, а между ними вертолетный ангар. И белые цилиндры контейнеров со спасательными плотиками вдоль бортов. А судовой катер почему-то красный с зеленым днищем. На баке орудийная установка в башне. Похоже, это Бофорс, 57 миллиметров. Другого вооружения не вижу. Зато антенн локаторов полным-полно. Судя по архитектуре, корабль очень даже современной постройки.

На американца не похож. Не та окраска, да и вообще, не то Он смахивает на корвет или небольшой фрегат. На водолазном катере спрашиваю мексиканца: В смысле служил он на нем, что ли? Я еще раньше заметил, что когда мексиканцы из команды говорят о дайвинге, складывается впечатление, будто они совсем неплохо знают английский.

Но как только переходишь на другие темы, начинается диалог глухонемых. Команда отдыхать" - Сомнительно мне все это дело, что-то не то гонит товарищ. Мы уже отошли от причала и сейчас огибаем корму загадочного корвета. На корме вижу большой черный номер - Чуть ниже название, но я отсюда не могу разобрать. Н-да, на название американского военного корабля не очень похоже.